Российские компании стали конкурентами за контракты на онкопрепараты

0
61

«Р-Фарм» зарегистрировала дженерик на основе лекарства для лечения рака. Ранее на российском рынке препарат был представлен в виде оригинала от Roche и аналога от Biocad. Эксперты допускают уход из России швейцарского препарата

Российские компании стали конкурентами за контракты на онкопрепараты

Сотрудники биотехнологической компании Biocad

Российские фармпроизводители «Р-Фарм» и Biocad («Биокад») стали конкурировать за право увеличить свою долю в госзакупках дженериков (препаратов-аналогов, которые выходят на рынок после окончания срока патента на инновационный препарат) на основе бевацизумаба— одного из самых востребованных лекарств при терапии различных видов рака, пишет «Коммерсантъ».

«Р-Фарм» Алексея Репика 22 июля зарегистрировала в России дженерик под брендом «Версаво», следует из данных госреестра лекарственных средств. Это препарат индийской фармкомпании Dr.Reddy's, который был локализован на мощностях «Р-Фарм» до стадии готовой лекарственной формы.

В «Р-Фарм» на запрос газеты не ответили.

Сейчас бевацизумаб представлен в России оригинальным препаратом «Авастин» производства швейцарской фармацевтической компании Rocheи аналогом «Авегра», который выпускает петербургский Biocad Дмитрия Морозова. По словам директора по развитию RNC Pharma Николая Беспалова, более 90% тендеров на бевацизумаб обеспечивается за счет «Авегры».

Российские компании стали конкурентами за контракты на онкопрепараты

Беспалов считает, что после регистрации «Версаво» основная конкуренция на гостендерах по закупке дженериков бевацизумаба развернется между российскими компаниями. Он допустил, что с российского рынка может уйти оригинальный препарат. Пока «Авастин» будет закупаться по отдельным тендерам или за счет собственных средств клиник в небольших объемах, считает представитель RNC Pharma. Эксперт госзакупок Алексей Федоров, в свою очередь, отметил, что швейцарский препарат, который локализован только в части упаковки, будет сниматься с тендеров по правилу «третий лишний» (в соответствии с ним иностранный производитель лекарств не допускается на торги, если на аукцион выходят хотябы два производителя из стран ЕАЭС).

«Фармвестник» со ссылкой на данные аналитической компании AlphaRM сообщает, что в 2020 году объем госзакупок бевацизумаба составил 9,4 млрд руб. Из них Biocad поставил препарат на 7,9 млрд руб.

Читайте на РБК Pro

Российские компании стали конкурентами за контракты на онкопрепараты

Можно ли отстранить от работы или уволить антиваксера. Что говорит закон

Российские компании стали конкурентами за контракты на онкопрепараты

Джон Суини — РБК Pro: «Мировой крах был спровоцирован десятком человек»

Российские компании стали конкурентами за контракты на онкопрепараты

С июля ФНС по-новому проверяет декларации компаний. Что изменилось

Российские компании стали конкурентами за контракты на онкопрепараты

Банки назвали главные угрозы бесконтрольного роста экосистем в России

Biocad зарегистрировал «Авегру» в ноябре 2015 года. Упаковка препарата стоит 34,5 тыс. руб., что почти в два раза дешевле оригинала от Roche.

В 2019 году похожая ситуация сложилась c препаратом от ВИЧ «Реатаз» (международное название— атазанавир) от американской Bristol-Myers Squibb, напоминает «Коммерсантъ». Компания добровольно отказалась от поставок препарата для упаковки в Россию, поскольку перестала получать заказы от российского партнера. «Р-Фарм» стала поставлять по гостендерам дженерик «Фармасинтеза» Викрама Пунии.

Весной текущего года Минпромторг предложил отдавать приоритет на госзакупках производителям лекарств полного цикла, инициатива в профессиональном сообществе получила название «второй лишний». Фармацевтические ассоциации попросили премьер-министра Михаила Мишустина отклонить ее: по их мнению, предложение может дестабилизировать рынок и спровоцировать дефицит лекарств из-за ограничения конкуренции.

Российские компании стали конкурентами за контракты на онкопрепараты

Наталия Анисимова РБК на YouTube Прямые эфиры, видео и записи передач на нашем YouTube канале

Российские компании стали конкурентами за контракты на онкопрепараты