«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

0
16

В четверг, 14 октября, РБК проводит первый Конгресс ответственного бизнеса «ESG– (Р) Эволюция». Готовы ли компании вводить материальную ответственность за нарушение принципов ESG, представители бизнеса рассказали РБК

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

Готовыли вы вводить материальную ответственность для сотрудников и топ-менеджеров за нарушение принципов ESG

Эмин Агаларов, первый вице-президент Crocus Group: «Это возможно в будущем, но сейчас такие решения, на мой взгляд, опережают ситуацию. Сейчас российский рынок и наша компания, в частности, только учится работать с экологической и социальной повесткой— необходима последовательная просветительская работа на всех уровнях, урегулирование механизмов работы по новым принципам, тестирование разных сценариев на практике. Подобные вещи требуют планомерного и пошагового внедрения— пока говорить о штрафах и наказаниях рано».

Вишнякова Елена, замгендиректора группы «ЭкоЛайн»: «При полной интеграции принципов ESG в ежедневную работу, материальное стимулирование у нас уже заложено в привычной системе мотиваций. Но есть и особенные меры— мы ввели необычную систему «штрафов». Первая история— внешняя: компания должна выплатить штраф 5 тысяч рублей любому, кто предъявит доказательное фото или видео загрузки отходов из серого и синего баков в один мусоровоз, по сути— за дискредитацию системы раздельного сбора. <…> И второй штраф— только для сотрудников компании: 5 тысяч рублей платит тот, кто назвал комплекс переработки отходов «полигоном». Теперь у отходов совершенно другой путь, и старые термины должны уйти в прошлое вместе с исчезающими реалиями. Вродебы мелочь, но из них как раз все и складывается. Штраф распространяется на всех сотрудников, и таких ошибок давно никто не делает».

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

Павел Боев, руководитель направления ESG-банкинга Росбанка: «Нарушение принципов ESG влечет за собой, прежде всего, репутационные потери. В том числе, для каждого отдельного сотрудника. Профессиональная репутация, доверие, личный бренд— одни из основных активов первоклассных экспертов и топ-менеджеров. В сфере устойчивого развития, которая имеет дело с особенно тонкими материями— вопросами равенства, инклюзии, разнообразия— они стоят еще дороже, зарабатываются труднее, а теряются— в один миг. Думаю, что именно имя и репутация— залог соблюдения ESG-принципов и главная защита от потенциального гринвошинга».

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

Андрей Пахоменков, финансовый директор, член правления ПАО «ГК «Самолет»: «Развитие ESG в компании невозможно без вовлеченности топ-менеджеров по ключевым направлениям. И мы задумываемся над внедрением показателей ESG в KPI сотрудников, от которых зависит уровень вознаграждения, однако речь скорее про премирование, нежели штрафные санкции»

Читайте на РБК Pro

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

Какие налоговые новинки приготовили власти для компаний

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

Мелко плаваешь: чем мышление лидера отличается от мышления исполнителя

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

Российский страховщик идет на IPO с оценкой до $1 млрд. Что важно знать

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

«Цены на сырье могут обвалиться»: Кэти Вуд — о рисках на фондовых рынках

Представитель «Сибура»: «Сибур» одним из первых в России разработал и утвердил на уровне совета директоров Стратегию в области устойчивого развития с конкретными KPIs, влияющими на вознаграждение сотрудников компании, в том числе топ-менеджеров. ESG-критерии интегрированы в бизнес-цели всех подразделений, каждый сотрудник вносит свой вклад в их достижение и несет ответственность за невыполнение показателей. За последние годы мы наблюдаем высокий уровень вовлеченности команд в повестку устойчивого развития, многие предложения и проекты формируются в том числе и «снизу»

Максим Дьяконов, гендиректор «Центральной пригородной пассажирской компании»: «Важнейшая управленческая функция— это контроль, который невозможен без мотивации <…> Мы стремимся внедрять в компании передовые корпоративные практики и в перспективе готовы рассмотреть введение ответственности для сотрудников и топ-менеджеров за нарушение принципов ESG».

Татьяна Полякова, руководитель отдела устойчивого развития Тинькофф: «Мы за позитивное подкрепление и стимулирование достижения ESG-целей. Правильной международной практикой, на которую мы ориентируемся, является наличие KPI по приоритетным ESG темам у топ-менеджмента и декомпозиция этих целей на уровень миддл-менеджмента и линейного персонала».

Александр Шевелев, гендиректор «Северстали»: «От выполнения ключевых целей в области ESG зависит годовое вознаграждение руководства компании. Так, повышение уровня безопасности труда включено в число ключевых показателей эффективности «Северстали». Годовое вознаграждение ряда руководящих сотрудников, в том числе гендиректора компании, напрямую зависит от результата работы компании в области безопасности труда. Подрядные организации с 2021 года включены в периметр личных целей топ-менеджмента в области безопасности. Также у нас есть система вознаграждения, которая включает достижение целевого уровня интенсивности выбросов парниковых газов у Топ-11 руководителей».

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

Анна Мелешина, член правления, директор по корпоративным отношениям и устойчивому развитию «Магнит»: «Ответственность— это ключевое слово в реализации ESG стратегии. Однако штрафы или иные подобные меры как инструмент мотивации врядли могут быть эффективны. Гораздо эффективнее стимулировать персонал к реализации ESG-стратегии через систему специальных KPIs, выполнение которых отражалосьбы в системе материальной мотивации. Это может напрямую стимулировать компании проходить ESG трансформацию на уровне бизнес-процессов, а не в рамках отдельных проектов. Мы изучаем международные подходы в формировании подобной системы KPI».

Елена Ковалева, директор по внешним связям, коммуникациям и корпоративной социальной ответственности компании Coca-Cola в России и Белоруссии Елена Ковалева: «В планах долгосрочной мотивации менеджмента Coca-Cola HBC будут учитываться результаты, полученные в ходе деятельности по снижению уровня выбросов CO2».

Дарья Гончарова, директор по устойчивому развитию Polymetal: «В систему вознаграждения Polymetal уже внедрены ключевые показатели эффективности в области устойчивого развития (ESG KPI), которые непосредственно влияют на бонусы CEO и топ-менеджмента, а также линейных руководителей».

Роман Зильберман, вице-президент, директор департамента стратегии и развития бизнеса банка «Открытие»: «Банк «Открытие» на текущий момент разрабатывает собственные KPI по устойчивому развитию, которые войдут в систему мотивации топ-менеджмента и отдельных подразделений. Однако говорить о наказании сотрудников за несоответствие принципам ESG преждевременно».

Михаил Бойко, руководитель экспертной группы по разработке ESG-стратегии «Синара— Транспортные Машины»: «Ключевой задачей топ-менеджеров холдинга станет разъяснение сотрудникам по всей вертикали новых принципов нашей конституции— ESG-стратегии развития компании, которая будет утверждена в первом полугодии 2022 года. Мы будем объяснять, как это важно и почему, скорее введем систему поощрений (например, систему нематериального поощрения за вовлечение в процессы следования принципам ESG), нежели вводить какие-то штрафные санкции».

Владимир Катренко, заместитель председателя Промсвязьбанка: «Инструментом поощрения ESG-трансформации являются KPI, мотивирующие к достижению положительных результатов. ПСБ использует такую практику и изучает рынок для определения необходимости ее расширения».

Николай Иванов, вице-президент по реализации государственных программ, устойчивому развитию и лесной политике Segezha Group: «В нашей компании, скорее, придерживаются принципов гибкого поощрения, а не введения наказаний и санкций. Тем более, что система штрафов явно противоречилабы принципам ESG. Нам ближе парадигма стимулирования сотрудников и топ-менеджеров, мягкого подталкивания команды к соблюдению принципов ESG и воплощению их в жизнь».

Игорь Шехтерман, главный исполнительный директор X5 Group: «Я думаю, что нужно использовать другой подход— мотивацию, обучение. Негативными инструментами устойчивое развитие точно не будет распространяться»

Представитель Danone в России: «В трудовом законодательстве РФ четко прописаны санкции в отношении сотрудников, так что от применения такой «мотивации» российский бизнес, к счастью, защищен законом. Неверным былбы и противоположный подход— материальное поощрение за соблюдение принципов ESG. Если люди будут вести себя в соответствии с правилами устойчивого потребления и поведения или соблюдать, например, гендерное равенство только в обмен на деньги или материальные стимулы, то мы никогда не воспитаем ответственное поколение, бережно относящееся к ресурсам планеты и этическим принципам развития общества».

Представитель «Россетей»: «Внедрение ESG принципов и развитие устойчивых практик в компании эффективнее через интеграцию в систему вознаграждения и ключевых показателей эффективности, а не в систему материальной ответственности».

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

Виктория Блатова, Исполнительный вице-президент по устойчивому развитию АФК «Система»: «Нарушение принципов в любом случае влечет за собой закономерные последствия (штрафы, санкции) для нарушителя как на уровне компании, ее репутации и капитализации, так и для отдельных должностных лиц, которые должны сознавать свою ответственность независимо от угрозы материальных взысканий. Для широкого внедрения ESG в бизнес-практику речь прежде всего нужно вести о KPI, нацеленных на постоянные улучшения. Мы верим в мотивацию за достижения, стимулирующую к развитию и внедрению лучших практик. Основная трудность при формировании ESG стратегии и системы соответствующих ключевых показателей эффективности на уровне группы АФК «Система» состоит в том, чтобы найти такие метрики для оценки прогресса в сфере устойчивого развития, которыебы в наибольшей степени отвечали многообразию портфеля активов корпорации и запросам инвесторов, а также были надежными и верифицируемыми».

Елена Кохановская директор по внешним коммуникациям МТС: «Мы делаем ставку на просветительские программы, на воспитание осознанности сотрудников в части реализации ESG-повестки. Мы удовлетворены результатами и не считаем целесообразным введение материальной ответственности».

Евгения Чистова, руководитель по устойчивому развитию «ВымпелКома» (бренд «Билайн»): «Система мотивации может быть эффективным инструментом ускоренного внедрения повестки ESG, но в целом данный подход должен стать стратегией операционной эффективности, позволяющей обеспечивать устойчивость бизнес-операций— просто в систему оценки с большими весами берутся показатели учета влияния на общество и экологию. В данном контексте нарушение принципов ESG будет, прежде всего, невыгодно бизнесу, а потому система мотивации или, наоборот, наказания за неверные решения будет органически реализованы рынком и будет напрямую отражаться на доходности или репутационных показателях».

Анна Шумейко, первый вице-президент, руководитель аппарата президента ПАО «Ростелеком»: «Так как пока не существует единого «золотого стандарта» для соблюдения принципов ESG, мы считаем, что для нас на данном этапе гораздо важнее развивать направления, связанные с ESG, стимулировать ответственное отношение сотрудников к вопросам экологии, этики и равенства, и двигаться по пути реализации стратегии».

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

Анастасия Новак, старший менеджер по корпоративным отношениям и устойчивому развитию бизнеса Unilever в России, Украине и Беларуси: «Маловероятно, что в компании Unilever будет вводиться обязательная материальная ответственность за несоблюдение принципов ESG. При взаимодействии с сотрудниками мы опираемся на человечность, открытый диалог и соблюдение бизнес-этики. Мы полагаем, что наш сотрудник в силу своего профессионализма и высокой моральной ответственности сможет самостоятельно извлечь урок в случае ошибки. При этом годовое вознаграждение в компании привязано к выполнению личных целей, которые могут быть основаны на принципах ESG дают возможность простимулировать решение задач по устойчивому развитию».

Петр Комаревцев, пресс-секретарь Mail.ru Group: «На данный момент, таких планов нет, и такую формулировку— «ответственность за нарушение принципов ESG»— считаем, считаем не совсем корректной. Правильнее сначала научиться оцифровывать все необходимые данные и их собирать, определить стратегию в рамках ESG и далее начать вводить краткосрочные и долгосрочные ESG цели, оценивать их достижение и постепенно внедрять в KPI топ-менеджеров.

Представитель PepsiCo в России: «Это работает по-другому. Во-первых, мы изначально ищем людей, которые разделяют ценности компании— и если в какой-то момент случается так, что сотрудник не разделяет их, скорее всего, наши пути разойдутся. Второе— мы много внимания уделяем коммуникации и формированию культуры ESG (причем во всех направлениях, речь не только об экологии— например, если говорить о Governance, все сотрудники проходят обязательное ежегодное обучение и сертификацию по этическому кодексу компании; S— компания активно вовлекает сотрудников в социальные и волонтерские проекты). И, наконец, KPI в области ESG в обязательном порядке есть у топ- менеджмента».

Представитель «Магнитогорского металлургического комбината»: «Чтобы соответствовать современным реалиям, ценности устойчивого развития и социальной ответственности должны стать своего рода ДНК корпоративной культуры компании, то есть приобрести большое значение для топ-менеджеров и сотрудников <…> Правильнее не вводить материальную ответственность за нарушение ESG-принципов, а мотивировать сотрудников и топ-менеджеров на достижение высоких результатов по ESG-метрикам».

Дмитрий Снесарь, руководитель Департамента по работе с клиентами рыночных отраслей— старший вице-президент ВТБ: «Принципы ESG— не уголовный кодекс, и не должны им становиться. Скорее, это пакт о намерениях, мировой этический кодекс. Сами принципы начнут в полной мере работать не тогда, когда начнут карать за их неисполнение, а тогда, когда придерживаться их станет общей взаимовыгодной практикой».

Представитель «РТ-Инвест: «Повышение интереса и значимости для российского рынка ESG повестки выражается в реализации общественностью, бизнесом и представителями власти, различных инициатив в данной сфере. Поэтому логическое развитие темы станет ужесточение надзора за соблюдением реализации принципов. Во многих западных компаниях существует привязка премий к ESG-метрикам. Поэтому, не исключено, что это практика распространиться и в России».

Наталья Третьяк, первый вице-президент Газпромбанка: «Банк придерживается точки зрения, что ESG нельзя принять формально. И цели устойчивого развития недостаточно просто прописать на бумаге. Эти принципы нужно разделять. И для большинства сотрудников Газпромбанка это действительно образ жизни. Мы стремимся выстроить именно такое восприятие, в том числе за счет образовательных программ и системы внутренних корпоративных мероприятий <…> Банк работает над ESG стратегией, в которую будут встроены определенные KPI для бизнес-подразделений, связанные с внедрением ESG принципов».

Представитель Альфа-банка: «Вместо введения материальной ответственности мы сейчас больше сфокусированы на разработке стимулов для наших сотрудников на внедрение ESG-принципов. Для нас важно, чтобы ESG-повестка стала неотъемлемой частью нашей корпоративной культуры».

Представитель «Новолипецкого металлургического комбината»: «Мыбы не стали называть это материальной ответственностью, но принципы ESG встроены в программы премирования через реализацию соответствующих проектов».

Подпишись на YouTube РБК Прямые эфиры, видео и записи передач на нашем YouTube канале

«Равенство в обмен на деньги»: будет ли бизнес «доплачивать» за ESG

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь